FexBet

Главная Семья. Схола. Великие ученики

Пифагор. Семья. Схола. Великие ученики

Семья. Схола. Великие ученики

Пифагор. Семья. Схола. Великие ученики

Семья Пифагора

Во время поездки на Крит безумная страсть критянки Теано связала самосца Пифагора, изобретшего изощренные геометрические спирали и сферу, которой окружен эфир, и поместившего весь мир в маленьком шаре глобуса.

Пифагор был женат на критянке Теано, дочери Пифонакта, от которой у него были дети: сыновья Телавг, ставший схолархом (главой школы) после него, Мнемарх, умерший раньше отца, и Аримнест, а также дочери Мия, Аригнота и Дамо.

Сын Пифагора Аримнест, вернувшись из изгнания, посвятил храму Геры бронзовый дар, имевший около двух локтей в диаметре, на котором была написана следующая эпиграмма:

Меня посвятил любимый сын Пифагоров Аримнест,

Открывший много мудреных пропорций.

(Пер. А. В. Лебедева)

На этом сосуде были выбиты семь пропорций, среди которых была и пропорция золотого сечения 13:8=8:5=5:3. Сим-гармоник уничтожил этот дар и, присвоив одну из начертанных на нем формул, обнародовал ее как свою собственную. Всего было записано семь пропорций, но из-за той, которую похитил Сим, исчезли и остальные.

Мнемарх, один из сыновей Пифагора, умер раньше отца, а Телавг стал преемником отца.

«Телавг, славное чадо Теано и Пифагора», как полагают некоторые, стал учителем Эмпедокла. Пифагор оставил записки «Священного Слова Орфея» сыну Телавгу, малолетнему, и Битале, дочери Дамо. Так как Мнемарх к тому времени уже умер, Телавг стал главою школы пифагорейцев и преемником отца.

Мия, дочь Пифагора, порожденная им после женитьбы на Теано и выданная впоследствии замуж за Менона-кротонца (другие говорят Милона), так держала себя, что, будучи незамужней, была первой в хороводе кротонских девиц, а став женой — обладала правом первой подходить к алтарям и предводительствовать кротонскими женами.

Схола Пифагора

В Кротоне Пифагор, его ученики и слушатели (математики и акусматики) образовали общину «совместно слушающих» пифагорейцев, которая была одновременно и тайным мужским союзом, и образовательным институтом, и обществом взаимопомощи. Школа Пифагора — самая первая и самая знаменитая из всех школ греческих философов.

Когда к нему приходили новички и изъявляли желание учиться у него, он давал согласие не сразу, но лишь после проверки и оценки их тел, характера и способностей.

Сперва он расспрашивал кого-нибудь о том, как они себя ведут с родителями и остальными домашними, а затем сам, наблюдая несвоевременный смех или молчание, телодвижения и состояние покоя, разговорчивость сверх должной меры, а также другие их порывы, Пифагор делал вывод, каковы они сами, их знакомые и в чем состоит их общение; с кем они в основном проводят время и кто из встреченных ими людей вызывает у них радость или огорчение.

Кроме того, он наблюдал их внешний вид, походку и все телодвижения в целом. Распознавая людей по отличительным признакам, свойственным их природе, Пифагор обнаруживал по внешним проявлениям сокрытый в душе нрав.

Того, кто выдерживал эту проверку, Пифагор держал в ожидании еще три года, проверяя, много ли в этом человеке твердости и истинной любви к учению и достаточно ли он укрепился в решении, чтобы презирать почести.

После этого пришедшим предписывалось пятилетнее молчание — наиболее трудный вид воздержания. Это испытание было завещано нам теми, кто учредил мистерии. Стремящиеся к познанию назывались слушателями1 (AKOYΣMATIKOI). Им позволялось слушать беседы Пифагора с учениками-эсотериками, находясь вне занавеса.

К этому времени имущество, которым до поступления в схолу обладал каждый, переходило в общую собственность и передавалось специально назначенным для этого лицам, которые назывались «государственниками (ПОΛΙΤΙКОΙ)2». Некоторые из них были «хозяйственниками (OIKONOMIKOI)3» и «законоположенниками (NOMOΘETIKOI)4». Всех их назначали из числа слушателей (AKOYΣMATIKOI), которые занимались предварительным очищением души, готовясь принять посвящение.

Ученики (MAΘHMATIKOI), которых также называли эсотериками (EZΩTEPIKOI)5, посвященные в тайны учения, вопросами практического управления общиной пифагорейцев и распоряжения имуществом уже не занимались.

Тех, кого после испытания их образа жизни и других нравственных достоинств признавали достойными участвовать в изучении основных положений учения Пифагора, после пятилетнего молчания переводили в группу эсотериков. Допущенные внутрь, они слушали за завесой самого Пифагора, созерцая его непосредственно. До этого они, находясь по ту сторону завесы и ни разу не видя Пифагора воочию, просто слушали его речи все то время, пока их нравы были предметом испытания.

Получив возможность находиться внутри занавеса, ученики-математики еще восемь лет могли общаться с самим Пифагором, после чего он отпускал их, предоставляя возможность самостоятельно совершенствоваться и обучать других.

Сам Пифагор, говорят, стоял во главе школы тридцать девять лет, а всего он прожил почти сто лет. Покидая Кротон, он передал руководство школой Аристею, который был самым старшим.

Таким образом, преемником Пифагора и первым схолархом был Аристей, сын Дамофонта, кротонец, сверстник Пифагора. Аристей удостоился руководства школой благодаря своему исключительному превосходству над другими в понимании основоположений пифагорейского учения.

После Аристея школой руководил Мнемарх, сын Пифагора, умерший еще при жизни отца.

Мнемарха сменил Булагор, при котором произошло разграбление Кротона. Говорят, что кротонцы были побеждены локрийцами6.

После него школой руководил Гартид из Кротона, возвратившийся из путешествия, в которое отправился перед войной. Однако из-за несчастья, случившегося с отечеством, он ушел из жизни. После этих событий Кротон утратил свое былое могущество. Гартид был единственным пифагорейцем, который умер от горя. Остальные же пифагорейцы, дожив, как правило, до глубокой старости, как бы освобождались от оков тела.

Впоследствии школой руководил Арес из Левкании (Лукании), спасенный какими-то чужестранцами во время взятия Кротона неприятельским войском. К нему приехал Диодор из Аспенда7, которого приняли из-за малочисленности людей в школе. Диодор же, вернувшись в Элладу, перенес пифагорейские идеи туда.

Великие ученики Пифагора

Залмоксис

Залмоксис-гет8 был рабом Пифагора на Самосе. Получив вольную, он сделался свободным и нажил богатое состояние.

Вернувшись на родину, он соорудил и обставил себе андрон (пиршественный зал) по ионийскому образцу и стал принимать в нем знатнейших гетов и фракийцев. Задавая им угощения на славу, Залмоксис поучал, что ни сам он, ни они, ни их потомки до бесчисленных колен не умрут, но придут в страну, где обретут вечную жизнь и всевозможные блага.

Себе он соорудил подземную комнату. Сойдя в нее, Залмоксис исчез из среды гетов. Соотечественники тосковали о нем и скорбно оплакивали, как умершего. Его мать тем временем тайно носила ему еду и деревянные дощечки, на которых записывала все происходящее на земле. Так он прожил три года.

На четвертый год Залмоксис явился гетам, тощий как скелет, и объявил, что прибыл из царства Аида. Он рассказывал о странствиях его души в царстве Аида и о том, что произошло за время его отсутствия на земле. Геты были так потрясены, что уверовали его учению.

Залмоксис установил законы для гетов и вселил в них мужество, убедив, что душа бессмертна.

Еще и поныне галаты и траллы9 и многие из варваров, обитающих у Истра10, учат своих сынов, что душа умерших не разрушается, но пребывает вечно, и потому не нужно бояться смерти, а надо смело идти навстречу опасности.

Абарид (ΛОГОΣ ПРОΣ ABAPIN)

Абарид, воздухоход и чудотворец, был старшим и самым опытным в богослужении жрецом Аполлона в стране Гиперборейцев11. Он прибыл с острова Гиперборейцев на Делос для возобновления старинной дружбы народа, к которому он принадлежал, с жителями острова Делос, на котором родился и особо почитался Аполлон.

Абарид пришел, собирая золото для храма Аполлона и предсказывая мор.

Он отправился в путь из храма со стрелой12, сев на которую, преодолевал реки, озера, болота и горы. Обращаясь к стреле с нужными словами, он проводил очищения, изгонял чуму, отводил бури от городов. Абарид останавливался в святилищах, и никто не видел, чтобы он ел и пил.

Лакедемон после проведенного Абаридом очищения уже не страдал от чумы, хотя прежде эта болезнь часто поражала его из-за тяжелого воздуха в том месте, где он расположен,— Тайгетские горы13 порождают сильное давление в долине. С той поры, как Абарид принес отворотные жертвы, в Лакедемоне никогда не было мора.

Абарид также очистил от болезни город Кносс14 на Крите, а в Афинах ему устроили торжественное прибытие.

Собрав в Элладе золото в дар богу Аполлону Гиперборейскому, Абарид направился на родину, чтобы положить его в храм этого бога. По пути, в Италии, он увидал Пифагора. Тщательно сопоставив его вид с обликом бога, которому он служил, Абарид признал Пифагора Аполлоном Гиперборейским.

Когда Абарид совершал обычный для него обряд жертвоприношений, он, по свойственному всем варварам обыкновению, предсказывал будущее по внутренностям жертвенного животного (особенно подходящими для этих целей всегда считались птицы, в частности куры). Пифагор, не желая мешать его стремлению к истине, предложил более достоверное предсказание, не прибегая к крови жертвы и ее умерщвлению.

Пифагор совершенно точно доказал Абариду с помощью знания природы чисел, что петух — священная птица Солнца.

Пифагор сделал Абарида своим другом и забрал у него стрелу, без которой Абарид не мог находить дорогу. Абарид отдал стрелу Пифагору, собранное для храма Аполлона золото приобщил к имуществу пифагорейской общины и сам остался в ней. Пифагор в сжатом виде изложил Абариду учение о природе богов и научил его способности предвидения с помощью чисел.

Далее...

Обновлено (18.06.2018 17:54)

 

Найти на сайте