Главная Гипноз

Гипноз. История возникновения гипноза

Гипноз. Что? Где? Когда?

Гипноз. Что? Где? Когда?

Введение

Гипноз – это микроскоп души.
О. Фохт

Пожалуй, гипноз – это самый загадочный метод лечения. Ни один другой метод так не опутан мифами и легендами, не связан так сильно в сознании людей с колдовством и потусторонними силами.
Гипноз – это то, чего многие боятся и не понимают. Гипноз – это то, что жрецы и целители древности начали использовать много тысячелетий назад.

Однако, несмотря на все предубеждения, гипноз признан методом лечения официальной медициной и практикуется в лечебных учреждениях вот уже на протяжении полутора сотен лет.

Под гипнозом снимаются те защиты, которые выстраивает человек, чтобы не сталкиваться лицом к лицу с неприятными переживаниями и страхами. Но зачастую решить сложную ситуацию можно только в том случае, если пойти ей навстречу. И именно гипноз в состоянии сделать эту встречу максимально безболезненной для человека. С помощью гипноза, вернее с помощью внушения в состоянии гипноза, опытный специалист может за один сеанс не только обнаружить причину проблемы, мучившей вас годами, но и решить ее!

Почему же гипноз является настолько сильным средством? Дело в том, что в гипнотическом состоянии вы отключаетесь практически от всех влияний внешнего мира, максимально расслабляетесь и можете сосредоточиться исключительно на своей проблеме, дабы в результате найти единственно правильное ее решение.

История возникновения гипноза

Знакомство с явлениями гипноза с незапамятных времен предопределило тот факт, что исторически из всех методов психологического лечения первой возникла гипнотерапия.

Считалось, что причиной расстройств психики являются демоны, духи умерших, воплотившиеся в зверей, насекомых и т. п., поэтому лечение психических расстройств состояло в изгнании демона из тела больного. С этой целью больных вращали вокруг оси, били розгами. В те далекие времена человек искал способы «умилостивить» тайные силы, посредника между богами и демонами.

В одном древнем папирусе, который египтологи считают копией, сделанной с еще более раннего, утерянного текста, есть такая запись: «Принеси опрятную и начищенную лампу, наполни ее лучшим ароматным маслом и повесь на клин из куска лаврового дерева на стене, расположенной с утренней стороны. Затем поставь перед ней мальчика. Погрузи его в сон твоей рукой и зажги лампу. Произнеси над ним слова заклинаний до семи раз. Разбуди его и спроси так: «Что видел ты?» Ответит он: «Да! Я видел богов вокруг лампы». Тогда будут говорить ему боги все, о чем их будут спрашивать».

Полагают, что слова «погрузи его в сон твоей рукой» и то, что в этом искусственно вызванном сне мальчик обретал возможность «видеть богов» и «разговаривать» с ними, не оставляет никакого сомнения в том, что мальчик был под гипнозом.

В тот период медицина уподоблялась теологии, культу, магии. Человек не столько боролся с болезнью, сколько пытался «замолить», откупиться от нее с помощью обетов, жертв, ритуалов. Между страдающим больным и богами был только один посредник – жрец как страж души и тела, поэтому на протяжении веков гипнотические феномены были прерогативой мистики и религии. Одновременно с этим возник интерес к гипнозу и у так называемой храмовой медицины – той формы врачевания, которая в античные времена была тесно связана с религиозными представлениями и производилась жрецами Асклепия (Асклепий – бог врачевания в Древней Греции) – асклепиадами. Они лечили больных с помощью молитв и заклинаний не столько для их оздоровления, сколько для того, чтобы явить милосердное могущество того божества, которому призывали верующих поклоняться.

В храме бога-врачевателя Асклепия существовало специальное круглое помещение, в котором жрецы погружали больных в сон. Во время этого сна они внушали больным, что к ним приходит бог Асклепий, расспрашивает о страданиях и освобождает от них. Храм Асклепия представлял собой одновременно и культовое, и лечебное учреждение. Посредине зала находился источник целебной минеральной воды, которую предлагалось пить до погружения в сон и после пробуждения, вознося при этом благодарственные молитвы-заклинания божеству.

Так зародилась широко распространенная в те времена и нашедшая отражение в религиозной литературе всех времен и народов практика так называемых «чудесных исцелений». По сути, все сводилось к тому, что в состоянии религиозного экстаза с помощью внушения и самовнушения у предрасположенных к истерическим реакциям людей, погружаемых к тому же в глубокое гипнотическое состояние, устранялись такие функциональные нарушения, как истерическая глухота, слепота, потеря речи, способности стоять, ходить, различного рода параличи и другие болезненные симптомы.

В тот период уже достаточно прочно укоренилось и представление о том, что всякого рода психологические, словесные воздействия способны усиливать целебные свойства лекарственных трав, настоев и прочих средств врачевания (опосредованная психотерапия), и наоборот – лекарственные средства способствуют большей эффективности словесных воздействий. В медицинском папирусе Эберса написано: «Помоги! Иди и изгони то, что находится в моем сердце и моих членах! Заклинания благотворны в сопровождении лекарств, и лекарства благотворны в сопровождении заклинаний…»

Уже в Древнем мире хорошо знали приемы, которые приводили к наиболее быстрому и успешному погружению в гипнотическое состояние, и умело пользовались ими. Для гипноза применялись однообразные, монотонные звуковые раздражители, фиксация взгляда на предмете («волшебные зеркала» – блестящие металлические плоскости, кристаллы, сосуды). Друиды, к примеру, для введения в транс приводили молящихся в священные рощи, где беседовали с ними под усыпляющий шум листвы и журчание ручьев. Большое значение придавалось поглаживанию (пассы) и возложению рук – например, уже во II веке в Египте применялись пассы.

В других культурах для вхождения в трансовое состояние широко применялись и наркотические средства. Древние оракулы, жрецы, прорицатели воли мифического божества, вдыхая наркотические газы растительного происхождения, сибирские колдуны, шаманы, употребляя гриб мухомор, дервиши посредством быстрого кружения на одном месте приходили в экстаз, когда могли наносить себе повреждения, не чувствуя боли: они могли колоть себя, лизать раскаленное железо, обнаженными ложиться на острые предметы…

Фактически, на этом этапе и начинается психотерапия. Пути медицины и богословия, которые вначале составляли одно целое, позже расходятся. Наука отбрасывает теорию о мистическом происхождении болезней, а вместе с ней – необходимость в жертвоприношениях и молитвах. С этого периода врач выступает уже независимо, а вскоре и против жреца.

В эпоху Средневековья все возвратилось на круги своя: многие видные врачи того времени считали, что психические болезни вызываются дьяволом. Душевнобольных называли ведьмами, слугами нечистого, одержимыми дьяволом; их жестоко преследовала и сжигала на кострах инквизиция.

Скудные знания о гипнотических феноменах в Средние века не расширились. Но уже на исходе этого периода возникла магнитно-флюидная теория – из астрологического учения, по которому все земные события, а с ними и человеческая судьба зависят от влияния планет; из сведений о магнетизме.

В тот период доминировали идеи Парацельса (1493–1541), гениального врача, в свое время обвиненного в ереси. Полагая, что мир исполнен магнетической силы, которая вследствие переноса с планет как некая звездная сущность находится также и в человеческом теле, он в своих сочинениях впервые употребил слово «магнетизм». Из его теории следовало, что человек питается не только видимой пищей, но и рассеянной в природе магнетической силой. Между планетами и человеческим телом имеется взаимное притяжение. Парацельс допускал взаимное влияние людей друг на друга; по его мнению, воля одного человека силой напряжения может влиять на духовную сущность другого, бороться с ней и подчинять ее своей власти.

Идеи Парацельса были особенно популярны во Франции и Германии. Ян Баптиста ван Гельмонт (1580–1644) обозначал магнетизм как влияния, которые производят тела друг на друга, притягиваясь или отталкиваясь на расстоянии. Посредником или проводником этого влияния должен быть «эфироподобный дух», который пронизывает все тела и приводит в движение мировые массы.

Эти идеи в последующем были использованы знаменитым венским врачом Францем Антоном Месмером (1734–1815), с именем которого непосредственно связана история развития учения о гипнозе. Он имел три диплома: доктора медицины, философии и права. Месмер был всесторонне развитой личностью, он музицировал с Вольфгангом Амадеем Моцартом, был дружен с его отцом. Изредка, в свободное от музыки и науки время, Месмер практиковал как врач.

На первых порах Месмер применял в качестве лечебного средства магнит, введенный в использование еще в XVI веке Парацельсом. В ходе работы Месмер неожиданно обнаружил, что лечебный эффект у определенной категории больных наступает и в тех случаях, когда вместо магнита он прикасается к ним рукой. Из этого он сделал вывод, что лечебная сила заключается не в магните, а в руках целителя.

Собственное открытие поставило его в тупик, и, как добросовестный ученый, он начал искать этому явлению теоретическое обоснование. В результате он создал теорию, сущность которой заключается в следующем: Вселенная пронизана особого рода невидимой субстанцией – магнетическими флюидами, и отдельные, особо одаренные люди (к ним Месмер причислял и себя) обладают способностью накапливать их в себе, а затем непосредственно или через специальные приспособления передавать другим.

Для лечения Ф. Месмер сконструировал специальные приспособления – бакэ (чаны, наполненные железными опилками). Больные располагались вокруг чана, держась за специальные стержни и друг за друга и в результате образуя длинные цепочки. Сам Ф. Месмер выходил в лиловой одежде и «намагничивал» чан, прикасаясь к нему хрустальным жезлом. Во время сеанса играла нежная музыка. Больные доводили себя до состояния «кризиса», во время которого плакали, кричали, корчились в судорогах. Потом их переносили в специальный зал, где они, изможденные судорогами, засыпали, а очнувшись ото сна, чувствовали себя освобожденными от страданий.

Ф. Месмер был глубоко уверен в правоте своей теории, которую считал «физиологической и рационалистической». Он утверждал, что открытый им «животный магнетизм» существенно отличается от действия магнита, и смутно догадывался, что, кроме флюидов, на больного воздействуют еще какие-то силы – отсюда все эти ритуалы с лиловым балахоном, музыкой, жезлом.

28 июля 1774 года в Париже состоялась первая официальная демонстрация гипноза (хотя само это слово в ту пору еще не употреблялось) в терапевтических целях. Пациенткой выступала иностранка – некая фрейлин Остерлин, страдавшая целым букетом истерических симптомов, а целителем – Франц Месмер. О Месмере ходили слухи, что он маг и волшебник: он мог вызвать эффект обезболивания, внушить, что человек находится на берегу моря или во льдах, и тот начинал вдруг слышать шум прибоя или испытывать нестерпимый холод.

В том же 1774 году месмеровская теория «магнетических флюидов» рассматривалась на совместном заседании Французской академии и английского Королевского медицинского общества во главе с Бенджамином Франклином. Приговор комиссии экспертов был достаточно суров и категоричен. Комиссия заявила, что «воображение без магнетизма вызывает конвульсии, а магнетизм без воображения не вызывает ничего». Она обнаружила, что пациенты излечивались от истерических симптомов силой внушения, и обвинила Месмера в шарлатанстве. Осуждены были не только теория, но и сам метод лечения, который, по мнению академиков, «отрицательно влияет на нравственные устои общества». В итоге теория «животного магнетизма» была вытеснена другими гипотезами.

Занимался проблемами гипноза и аббат Фариа (тот самый, которого описал в своем романе «Граф Монте-Кристо» Александр Дюма-отец). Заслугой этого видного исследователя является открытие того факта, что без внушения гипноз невозможен. Кроме того, именно он разработал известный теперь всем прием, который позволяет гипнотизеру усыпить больного и проводить внушение во сне. За участие в политическом заговоре Фариа был арестован и 17 лет провел в замке Иф (что и описано у Дюма); в течение всего этого срока он продолжал тренироваться и совершенствоваться в самовнушении. После выхода на свободу он продолжил дело Месмера, проводил в Париже сеансы магнетизма, но после запрета со стороны Церкви прекратил деятельность и «раскаялся во всех своих грехах». Однако уже на закате жизни Фариа написал книгу «О причинах ясного сна, или Исследование природы человека», в которой подробно изложил свои открытия и взгляды.

В 1818 году Шостенье де Пьюнсегюр, последователь Месмера, практикуя «магнетические пассы», открывает наиболее глубокую стадию гипноза – сомнамбулизм. Магнетизируя больного, он убеждается в том, что пациент погружается в состояние «магнетизма» не только в результате прикосновений, но и под воздействием слова, приказа. Выходит, флюиды здесь ни при чем, а главный действующий фактор – внушение.

Само понятие «гипноз» было введено позднее английским хирургом Джеймсом Брейдом (1795–1860). Присутствуя на сеансах известного французского магнетизера, он обратил внимание на то, что подопытный, впавший в состояние «магнетизма», не может открыть глаза, пошевелить рукой и вообще напоминает спящего человека.

Дж. Брейд решает продолжить опыты по «магнетизации», но применяет при этом свой оригинальный метод. Он предлагает пациенту фиксировать взор на любом предмете (например, на горлышке бутылки) и не думать ни о чем, кроме сна. Результаты опытов превзошли ожидания. Все пациенты после нескольких минут общей расслабленности и фиксации взгляда впадали в состояние, которое Дж. Брейд назвал гипнозом (от греч. hypnos – «сон»).

Результаты своих опытов Дж. Брейд опубликовал в книге «Нейрогипнология». Он рассматривал гипноз как особый вид сна, наступающий в результате утомления сосредоточенного взора и внимания, расслабления мышц и замедления дыхания. Для объяснения механизма гипноза Дж. Брейд использовал гипотезу о моноидеизме, или состоянии охваченности одной-единственной мыслью.

Дж. Брейд одним из первых отметил тот факт, что восприимчивость людей к гипнотизации – гипнабельность – неодинакова и зависит не столько от личности гипнотизера, сколько от состояния нервной системы пациента.

После смерти ученого центр изучения гипноза переместился во Францию.

В 1866 году сельский врач из Нанси Амвросий Август Льебо (1823–1904) издает книгу «Сон и подобные ему состояния, рассматриваемые прежде всего с точки зрения влияния разума на тело», в которой подводит итоги своей пятилетней практики гипноза в лечебных целях при различных невротических состояниях. В ней он выражает полное согласие с Дж. Брейдом в его отрицании магнетизма и считает гипноз разновидностью сна. Более того, он идет дальше и называет это состояние внушенным сном, чем закладывает основы системы взглядов, которая в дальнейшем получила наименование Нансийской школы гипноза.

С конца 70-х годов XIX века известный невропатолог Жан Мартен Шарко (1825–1893) начинает изучать явления гипноза на больных истерией. Гипнотическое состояние у них вызывается путем однообразных, монотонных или внезапных и резких раздражителей, действующих на органы слуха и зрения. В полной темноте в глаза исследуемых бросают яркие вспышки света или на их слух воздействуют монотонным звучанием гонга. Больные впадают в различные по своим проявлениям стадии гипноза. Шарко дает им наименования: стадия каталепсии, летаргии и сомнамбулизма. Третья, наиболее глубокая стадия гипноза – сомнамбулическая – иногда возникала у больных сразу при первом сильном звуке камертона или вспышке чрезвычайно яркого света, иногда же загипнотизированного в нее переводили из стадии летаргии и каталепсии.

Таким образом, во Франции образовались два центра по изучению гипноза:

  • первый – в Сальпетриере (под Парижем) во главе с всемирно известным неврологом и психиатром Жаном Мартеном Шарко. Эта школа придерживалась физиологической концепции гипноза;
  • второй – в Нанси, во главе с профессором терапевтической клиники университета Ипполитом Бернгеймом (1840–1919), придерживавшимся психологической концепции гипноза.

В результате именно эти четверо названных исследователей гипноза (Дж. Брейд, А. Льебо, Ж. Шарко и И. Бернгейм) в силу имевшихся разногласий относительно природы гипноза по праву считаются основоположниками учения о гипнозе.

Французский исследователь Бюрк около 1850 года сделал наблюдение, что если больной в состоянии сомнамбулизма дотрагивается до медной ручки двери, то впадает в каталепсию. Этого не происходило, если на ручку двери была предварительно надета резиновая перчатка. В 1876 году Бюрк, накопив большой фактический материал, обратился к президенту Французского биологического общества, и тот назначил комиссию по изучению этих фактов. Работая в комиссии, Ж. Шарко заинтересовался гипнозом как методом воздействия на больных: в ту пору его интересовал механизм возникновения неврозов, особенно истерии. Тот факт, что многие симптомы истерии больного в состоянии гипноза буквально на глазах исчезали или, наоборот, проявлялись, привели Шарко к мысли о том, что гипноз является не чем иным, как искусственно вызванным истерическим неврозом.

В последующем Шарко разработал свой «шоковый» метод гипнотизации: пациента вводили в полузатемненный зал, внезапно раздавался оглушительный звук гонга, перед глазами вспыхивал яркий свет – и пациент впадал в состояние гипноза.

Представители Нансийской школы (Бернгейм, Дюмон, Бони) считали, что гипноз – это психологический феномен, связанный с внушением. Они рассматривали гипноз как результат того, что гипнотизируемый поддается внушающему влиянию гипнотизера, не обнаруживая при этом достаточной критики относительно полученного внушения. Нансийцы утверждали: «Гипноза нет, есть только внушение». В то же время, в отличие от Шарко, они категорически отрицали болезненную, истерическую природу гипноза.

Между Парижской и Нансийской школами гипноза развернулась длительная и достаточно острая научная дискуссия, которая на Первом международном конгрессе физиологической психологии в Париже (1889) завершилась убедительной победой нансийцев.

Следует сказать, что ошибок не избежала ни та, ни другая школа. Если Шарко, идентифицируя гипноз с истерией, ограничил рамки его лечебного применения, то Бернгейм и его сторонники, отождествляя понятия «гипноз» и «внушение», отрицали самостоятельность гипноза, его существование вне сферы вербального воздействия.

С современных позиций следует признать, что, хотя гипноз и внушение взаимосвязаны, они представляют собой отличные друг от друга явления: гипноз – это состояние, внушение – это процесс.

Значительный вклад в развитие теории гипноза внес профессор физиологии Харьковского университета В. Я. Данилевский (1852–1939). В многочисленных экспериментах он показал возможность гипнотического воздействия на животных: лягушек, ящериц, змей, черепах, крокодилов, речных раков, лангустов, различных рыб и птиц. В 1891 году он выступил с докладом на IV съезде Общества русских врачей в Москве, где на основании обширного материала и тонких экспериментов убедительно доказал единство природы гипноза у человека и животных, тем самым нанеся ощутимый удар по взглядам Нансийской школы.

Зигмунд Фрейд в начале своей врачебной деятельности интересовался гипнозом, ездил изучать его технику к Шарко и Бернгейму, но потом, встав на позиции психоанализа, предал гипноз анафеме. Быстрое распространение идей психоанализа и авторитет З. Фрейда способствовали тому, что в развитии теории и практики гипнотерапии наступило затишье.

Большую роль в развитии российской и мировой психотерапии сыграл В. М. Бехтерев (1857–1927). Находясь в заграничной командировке в Лейпциге, он в декабре 1884 года получает официальное приглашение занять кафедру психиатрии в Казанском университете. Прежде чем дать согласие, он ставит три условия: организовать в Казани клинику душевных болезней, учредить дополнительную должность ассистента кафедры и продлить сроки его командировки с целью стажировки в клинике Шарко. До весны 1885 года он стажируется в Сальпетриере и увлекается гипнологией. С первых дней пребывания в Казани В. М. Бехтерев стал активным поборником лечения гипнозом и внушением.

В 1893 году В. М. Бехтерев выступал на юбилее Военно-медицинской академии с речью, посвященной роли внушения в общественной жизни (в 1903 году она была издана отдельной книгой – «Внушение и его роль в общественной жизни»). Некоторые положения, высказанные В. М. Бехтеревым, актуальны и сегодня: прежде всего разграничение таких понятий, как убеждение, внушение, гипноз.

Убеждение, по мнению В. М. Бехтерева, входит в сферу психической деятельности при посредстве личного сознания, усваивается путем обдумывания и осмысленной переработки, становясь прочным достижением Я (функция сознания).

Внушение сводится к непосредственному прививанию тех или иных психических состояний от одного лица к другому; прививанию, происходящему без участия воли воспринимающего лица и нередко даже без ясного осознания с его стороны (функция бессознательного – с современных позиций).

Гипноз же, по В. М. Бехтереву, представляет собой не что иное, как искусственно вызванный видоизмененный нормальный сон, при котором, однако, сохраняется контакт с гипнотизером. У загипнотизированного наступает особое состояние пассивности, в силу чего внушение действует на него подавляющим образом.

Одним из важных положений учения В. М. Бехтерева о гипнозе является то, что гипнотическое состояние можно вызвать у человека не только вербальными, но и невербальными способами. Собственно, вышеуказанные положения позволяют полагать, что В. М. Бехтерев (а не только З. Фрейд) пришел к заключению о наличии в структуре личности сознательной и бессознательной ее «частей».

Хотя психология и психоанализ в целом осуждались под прикрытием принципов учения И. П. Павлова, сам он никогда публично не высказывал ничего враждебного в отношении Фрейда. И хотя И. П. Павлов упрекал З. Фрейда в том, что тот придавал слишком большое значение сексуальному инстинкту, тем не менее признавал за ним определенные заслуги, в частности мастерство З. Фрейда доводить до сознания человека подавленные (скрытые) эмоции.

После смерти Павлова в Советском Союзе произошло то, что можно было бы назвать радикализацией павловского учения. В 1950 году на совместной сессии АН и АМН СССР, посвященной физиологическому учению Павлова, было решено впредь психологические понятия выражать в физиологических терминах. Психология как самостоятельная наука исчезла. Была подтверждена важность гипноза как глубинной психотерапии, основанной на физиологии (лечебное торможение коры головного мозга), но вопрос о катарсисе, разумеется, уже не стоял.

В перспективе, очерченной таким образом, павловская теория о трех фазах гипноза должна была подкрепляться данными электроэнцефалографии, и в приводимых «доказательствах» недостатка не было.

На территории СССР психология была официально реабилитирована лишь в 1962 году, когда психотерапевты Ленинградского института им. Бехтерева применили патогенетическую психотерапию, которая учитывала нынешние и прошлые конфликты больного с окружающими его людьми. Осознание этих конфликтов являлось одним из факторов выздоровления.

Итак, можно смело говорить о том, что мы знаем о гипнозе и внушении очень много, имеется и немало сфер практического его применения. Однако вплоть до сегодняшнего дня существуют непреодолимые преграды для любой научной теории, которая пытается объяснить весь комплекс явлений гипноза и внушаемости, поскольку эти явления неизменно уводят нас в сферы паранормального, того, что академическая наука пока не признает фактом.

Как работает гипноз: характеристики гипноза

Каждый из нас на самом деле многократно в течение дня погружается в состояние, идентичное гипнозу.

Всякий раз, отходя ко сну, когда нам кажется, что мы еще бодрствуем, но в мысли наши уже вкрадываются сновидения, – мы находимся в состоянии гипноза.

Всякий раз, когда мы просыпаемся, когда звуки окружающего мира уже доходят до нашего сознания, просачиваясь сквозь паутинку сновидений и дробясь, – мы находимся в состоянии, идентичном гипнозу.

Всякий раз, когда мы едем в транспорте, испытывая чувство отстраненности, мы тоже погружаемся в состояние, близкое гипнозу.

Всякий раз, когда мы сидим на неинтересной лекции или скучном собрании, а потом не можем вспомнить, что происходило в это время, разумеется, мы тоже погружаемся в схожее с гипнозом состояние.

Вспомните, как иногда, глубоко погрузившись в свои мысли, вы теряли ощущение реальности, как, увлеченные содержанием книги или, к примеру, обдумывая интересный план, не слышали обращенных к вам слов и не замечали пролетевшего времени.

Да-да! На самом деле в состоянии гипноза нет ничего необычного, таинственного и противоестественного. И действительно, даже столь обычное для каждого из нас состояние полудремы можно условно назвать гипнозом.

Все дело в том, что и в полудреме, и в состоянии гипноза наши душевные механизмы работают несколько иначе, нежели при абсолютном бодрствовании. В состоянии бодрствования мы, как правило, думаем о чем-то одном, мы по обыкновению полностью сосредоточены на решении какой-либо одной задачи. А вот в состоянии дремоты и гипноза мысли наши летят свободно, подобно мечтам, легко проникая в ту часть нашего мозга, которая отвечает за бессознательное, вызывая к жизни яркие, наполненные эмоциями и красками образы.

Находясь под действием гипноза, человек невольно подавляет критическую работу своего сознания, происходит, выражаясь психоаналитическим языком, регрессия супер-эго. Внимание в этом случае сфокусировано в очень узком направлении, причем уровень восприятия в фокусе гораздо выше, чем вне гипнотического воздействия. Именно этот повышенный уровень восприятия человека под гипнозом и позволяет посылать внушение прямо в подсознание пациенту. Вследствие того что в состоянии гипноза связь пациента с гипнотизером сохраняется, он и может руководить процессом. Ему могут оказаться доступны для исследования самые потаенные уголки бессознательного пациента. Однако никакой гипноз не может полностью устранить контроль ситуации сознанием пациента, называемый сопротивлением, гипноз может только ослабить его на время гипнотического транса. Собственно, в этом самом ослаблении сопротивления, позволяющем проникать в глубины бессознательного, и заключается принцип гипноза.

Вот только само сопротивление гипнозу недоступно. Гипноз не устраняет, он лишь, по меткому выражению Зигмунда Фрейда, «маскирует сопротивление и делает доступной определенную душевную область, но зато он накапливает сопротивление на границах этой области в виде вала, который делает недоступным все дальнейшее». Обнаружив сопротивление и подвергнув его психоанализу, можно устранить причину вытеснения, если, конечно, речь идет о лечебном гипнозе и это вытеснение связано с какими-нибудь страхами, неприятными либо нежелательными воспоминаниями, негативными эмоциями, симптомами болезни. А вот не замеченное в процессе гипнотического воздействия сопротивление сознания пациента может возрождать исчезнувшие симптомы и даже порождать новые при переживании новых событий жизни. Гипнотическое лечение может устранить старые симптомы на длительное время, даже навсегда, но такое лечение не может научить кого бы то ни было правильно реагировать на новые травмы жизни, которые неизбежны.

Поэтому главное в гипнозе – это правильная мотивация и желание добиться успеха. Основная тайна гипноза заключается в использовании убедительных для пациента доводов. Гипноз, даже если в него не верят, все равно дает результат. Каждый сеанс, несмотря на кажущуюся схожесть с другими, является совершенно уникальным опытом. Чем сильнее мотивация, тем более открыто для внушений подсознание пациента.

Гипноз как явление: что такое гипноз?

Что же такое гипноз? Для ответа на этот вопрос следует остановиться на рассмотрении трех основных понятий, таких как транс, внушение и собственно гипноз.

Центральное место в проблеме гипноза занимает понятие транса.

Транс – это измененное состояние сознания (ИСС), а также функциональное состояние психики, когда изменяется степень сознательного участия в обработке информации. Транс характеризуется ослаблением реакций на окружающие раздражители, несмотря на полное сохранение сознания. Главным отличием транса от обычного состояния сознания является изменение направленности внимания – при нем у человека образуется внутренний фокус внимания (то есть внимание направлено на образы, воспоминания, ощущения, грезы, фантазии и т. д.), а не внешний, как при обычном состоянии сознания.

Для того чтобы понять природу транса в полной мере, следует рассмотреть его как альтернативные состояния сознания.

Альтернативные состояния сознания являются следствием понижения частотных характеристик волн головного мозга. Психофизиологами были определены четыре диапазона волновых вибраций, которые способен проявлять наш мозг: альфа-, бета-, тета– и дельта-состояние.

Каждая из перечисленных частот мозговых волн соответствует разным состояниям человека.

Альфа-волны – ритм ЭЭГ в полосе частот от 8 до 14 Гц. Это состояние чаще всего сна, медитации, гипноза.

Бета-волны. Диапазон активности мозга – от 14 до 30 Гц. В этом состоянии мы совершаем почти все наши поступки, когда бодрствуем. Вообще, нормальным ритмом считается около 20 Гц, а когда их количество переваливает за 50, человек впадает в глубокую истерику.

Тета-волны. Мозговая активность пребывает в диапазоне от 4 до 8 Гц. Этот частотный диапазон способствует глубокой релаксации головного мозга, памяти, более глубокому и быстрому усвоению информации, пробуждению индивидуального творчества и талантов. Считается, что почти весь наш опыт эмоций откладывается в зоне тета-волн. Это именно то состояние, которое открывает врата осознанного восприятия за пределом гипноза, в мире феноменов психики.

Дельта-волны. Ритм состоит из высокоамплитудных волн частотой 1–4 Гц. Возникает как при глубоком естественном сне, так и при наркотическом, а также при коме.

Для транса самым значимым диапазоном волновых вибраций мозга является диапазон альфа-волн, хотя все четыре волновых диапазона очень важны.

Большинство из нас способны запросто войти в состояние легкого транса средней глубины, соответствующее среднему уровню альфа-диапазона.

Вы наверняка замечали, что во время какого-либо семинара или на лекции ваше внимание «пульсирует», то есть информацию из уст преподавателя вы воспринимаете четко и ясно только некоторое время, а затем начинаете зевать, бороться с сонливостью, резкость внимания снижается. Человеку в этот момент труднее выделять фигуры из фона, концентрироваться.

Попробуйте сейчас вспомнить ситуации, в которых вы, как бы замечтавшись, отключались на некоторое время от реальности. Это могло быть во время долгой поездки в автобусе, когда вы, погрузившись в себя, даже не заметили, как быстро пролетело время; или во время просмотра телевизора, когда, опомнившись, вы поняли, что не вникли в суть телепередачи.

Ученые обнаружили у человека базовый 90-минутный биоритм активности, который характеризуется значительным изменением электрической активности мозга. Днем в этом полуторачасовом цикле 70–80 минут приходится на обыденное состояние бодрствования, а 10–20 минут – на естественный транс.

Мы пребываем в естественном трансе во время выполнения нетрудной, но длительной и монотонной работы, когда наше внимание «сворачивается» внутрь, отдаляясь от окружающей суеты, а восприятие времени искажается.

Ночью данный полуторачасовой цикл продолжается, хотя как таковой стадии бодрствования нет (если мы спим, конечно). Однако можно заметить, что в некоторые часы мы просыпаемся от любого шороха или, например, чувствуем переполненный мочевой пузырь, хотя в другое время спим как убитые и даже можем не услышать сигнал будильника.

Еще пример: если вы решите лечь спать в стадии бодрствования, то, возможно, около получаса будете ворочаться в постели, пока не дождетесь вашей индивидуальной стадии транса. Утром же, если ваш будильник заведен на час, который попадает на стадию транса, вам будет трудно проснуться, вас буквально будет притягивать к подушке, а чувство разбитости может преследовать целый день.

Данная невнимательность к собственным биоритмам может стать причиной бессонницы. Иногда стоит поставить будильник на полчаса раньше, чтобы проснуться в стадию бодрствования, и тогда пробуждение будет более легким.

Данный 90-минутный биоритм называют циклом коммуникации сознания и подсознания, и он естественен для всех здоровых людей.

Каждое полушарие нашего мозга воспринимает мир своим собственным уникальным способом. Левое полушарие специализируется на словах, числах, аналитическом мышлении и линейно-цифровых рассуждениях. Правое полушарие специализируется на образности, воображении, предчувствии, фантазиях, мечтах, творчестве.

В этом 90-минутном цикле отмечается изменение электрической активности мозга: левое полушарие достигает пика своей активности, а активность правого минимальна, затем наоборот – активность правого полушария достигает пика, а активность левого уменьшается до минимума.

На определенном этапе данного цикла активность обоих полушарий уравнивается, исчезает межполушарная асимметрия, происходит внутрипсихическая «перезагрузка» системы. Так, в единстве и борьбе полушарий возникает Его Величество Транс. Транс – это не просто состояние, а естественный процесс, развивающийся по своим законам, которые полезно осознать и использовать.

Согласно М. Эриксону (1901–1980), американскому психиатру, специализировавшемуся на медицинском гипнозе, транс сам по себе терапевтичен (то есть просто нахождение в нем), потому что во время его течения возможно психическое переструктурирование, сложно осуществимое в обычном состоянии сознания.

Эриксон указывает на три вида транса:

  • повседневный транс (обычная мечтательность, переход в сон и назад в бодрствование, автоматическое выполнение привычных действий и т. д.);
  • углубленный транс (обычно называют гипнозом) – намеренное усиление и продление по времени естественного феномена – транса, осуществляемое обычно при помощи другого человека;
  • сомнамбулический транс – глубокое трансовое состояние, при котором человек выглядит и ведет себя как не находящийся в трансе.

Есть мнение, что намеренное вхождение в транс – это одна из форм самогипноза. Человек может входить в транс также под воздействием усталости, информационной перегрузки и т. п. Именно таким образом человеческий организм защищает себя от стрессов, когда их количество и сила становятся чрезмерными, после чего обычно человек стремится заснуть и тем самым еще больше устранить последствия стресса в своей нервной системе. Стоим ли мы в длинной очереди или сидим на берегу реки, созерцая качающийся на волнах поплавок удочки, – транс «приходит в гости» к нашему сознанию как самый близкий друг.

Когда человек входит в транс намеренно, во многих духовных школах Востока это называется медитацией.

В медитативной практике, характерной для индийских духовных учений, различают следующие трансовые состояния.

Эйфория (от др. – греч. буквально «хорошо несущая») – разновидность транса, положительно окрашенный аффект или эмоция. Ощущается как внезапное, всезаполняющее чувство счастья, восторга.

В психиатрии под эйфорией понимают форму болезненно-повышенного настроения, характеризующуюся благодушием, безмятежным блаженством, состоянием тихой радости. Для эйфории не характерно повышение двигательной и интеллектуальной активности, напротив, может наблюдаться замедление мыслительной деятельности.

В наркологии эйфория – измененное состояние психики и различные соматические ощущения человека, находящегося в наркотическом опьянении.

Эйфория различается при состояниях опьянения, вызванных разными наркотиками. Эйфория каждого вида наркотического опьянения является динамическим феноменом, включающим несколько последовательно сменяющих друг друга фаз. Собственно эйфория отчетливее всего ощущается в динамике, при переходе от нормального или плохого настроения до чрезвычайно повышенного. Характер, длительность каждой фазы при приеме одного и того же наркотика может меняться в зависимости от субъективной установки человека, от пути введения наркотического вещества и, особенно, от стадии заболевания (наркомании) – в динамике каждого вида наркомании эйфория претерпевает существенную трансформацию.

Нирвана (от санскр. «угасание, прекращение») – состояние освобождения от страданий, умиротворенность, «высшее счастье». По своей сути нирвана – трансцендентное состояние непреходящего покоя и удовлетворенности. В буддизме нирвана не поддается определению. По поводу того, как именно надо ее понимать, продолжают вестись споры. В брахманизме и индуизме нирвана – слияние с Брахмой. Принципиально сейчас принято различать три вида нирваны:

  • моментальная нирвана – кратковременное состояние покоя и просветления, знакомое каждому человеку;
  • жизненная нирвана – состояние человека, достигшего нирваны в этом теле при жизни;
  • вечная нирвана – состояние человека, достигшего нирваны после разрушения физического тела.

Сатори в медитативной практике дзэн – внутреннее переживание опыта постижения истинной природы (человека) через достижение «состояния одной мысли» (санскр. дхьяна или яп. дзэн).

В медитативной практике дзэн считается, что достичь состояния сатори можно, помимо медитативной практики, благодаря обычным событиям и предметам.

Катарсис (от греч. «возвышение, очищение, оздоровление») – понятие в античной философии, обозначающее процесс и результат облегчающего, очищающего и облагораживающего воздействия на человека различных факторов. В современной психологии (в частности, в психоанализе, психодраме, телесно-ориентированной терапии) катарсис понимают как индивидуальный или групповой процесс высвобождения психической энергии, эмоциональной разрядки, способствующей уменьшению или снятию тревоги, конфликта посредством их вербализации или телесной экспрессии, ведущих к лечебному эффекту и лучшему пониманию себя.

Следующим важным понятием, которое будет нами рассмотрено, является «внушение».

Внушение – это целенаправленное, неаргументированное воздействие одного человека на другого или на группу людей, при котором осуществляется передача некритически воспринятой информации.

Основным средством внушения является слово, речь человека, производящего внушение (суггестора), с помощью которых суггестор выстраивает вербальные установки для внушения (аффирмации). Неречевые воздействия (жесты, мимика, действия) обычно оказывают дополнительное влияние. К неречевым воздействиям относятся также специально продуманная система прикосновений, лежащие в основе так называемого тактильного гипноза.

Существуют различные классификации внушения. Оно может быть прямое или открытое, контактное и дистантное (например, по телефону), индивидуальное и групповое. Также внушение может быть направлено на самого суггестора – самовнушение.

Гипноз – это временное состояние сознания, характеризующееся сужением его объема и резкой фокусировкой на содержании внушения, что связано с изменением функции индивидуального контроля и самосознания.

Отличительной чертой гипноза является строгая, не свойственная сну и бодрствованию избирательность в усвоении и переработке информации.

Гипноз обладает своей динамикой. Это непрерывно меняющееся состояние, переходящее от простой релаксации к сомнамбулизму, который обычно включает полную постгипнотическую амнезию. В отличие от транса, гипноз формируется не в естественных условиях, а с помощью специально разработанных техник.

Из вышесказанного следует, что гипноз – это искусственно вызванный транс, с целью внушения какой-либо информации. Иными словами, гипноз может быть выражен через такую формулу:

Гипноз = Транс + Внушение.

Так же как транс и внушение, гипноз может быть классифицирован по различным свойствам и признакам. В последующих главах мы более полно раскроем суть всех этих явлений и опишем их разновидности.

Условия, способствующие гипнозу

Термин внушаемость зачастую используется для описания способности погружаться в гипноз. Защитные механизмы нашего ума, обычно настроенные критически, значительно ослабевают в результате отвлечения внимания, позволяя нам слепо принимать предлагаемые внушения или идеи.

Другим фактором, усиливающим эффект внушаемости, является раппорт (от франц. rapport – отношения, связь, сношения), или взаимопонимание между гипнотизером и субъектом. Чем прочнее раппорт, тем легче для субъекта войти в состояние гипноза. Любой гипноз – это самогипноз. Но гипнотизер оказывает большое влияние на установление раппорта.

Мотивация – самый важный фактор, влияющий на способность погружаться в гипнотический транс. Чрезмерный скептицизм в сочетании с недостатком желания в достижении цели почти наверняка приведет к неудаче, независимо от совершенства примененной техники гипноза.

Воображение используется при расслаблении и на обусловленных стадиях гипноза. Люди, обладающие богатым воображением, лучше воспроизводят образы в упражнениях на визуализацию и вообще более внушаемы.

Ожидания также являются частью гипнотической формулы. Сильные желания накладываются на ожидание, в то время как страхи препятствуют способности погружаться в гипноз. Один из путей преодоления этой проблемы – узнать больше о гипнозе, чтобы устранить беспокойство и предубеждение еще до экспериментирования с техниками гипноза.

Еще два фактора, на которые стоит обратить внимание, – возраст и концентрация. Дети до пяти лет почти не поддаются гипнозу. Опыт позволяет делать вывод, что дети от восьми до шестнадцати лет идеально подходят для погружения в гипнотическое состояние, однако гипноз может быть успешно применен в любом возрасте. Люди, проявляющие большую степень концентрации, гораздо легче расслабляются и достигают большего успеха в самогипнозе.

Не менее важным фактором является личность гипнотизера, его психологические характеристики: характер воздействия, исходящего от гипнотизера, целенаправленность внушающего влияния, искренность и выразительность интонации при внушении, стройность и последовательность его смыслового содержания.

Техника гипноза может кардинально отличаться. Некоторые гипнотизеры пугают пациентов (или клиентов) страшной порчей и неизлечимыми болезнями, другие берут солидностью и благородными манерами, третьи просто убалтывают, есть и такие, которые демонстрируют фокусы. Так или иначе, гипнотизеру необходимо произвести яркое, неизгладимое впечатление, как-то удивить пациента. Нередко встречается применение гипнотизером техники самоуничижения, она помогает ему разблокировать волю пациента, побороть его настороженность и недоверие. Иногда используется маска добродушного простака. Эта техника может быть особенно эффективна во время работы с пациентами, имеющими завышенную самооценку. Гипнотизерами, обладающими красотой, талантом и обаянием, часто применяется в качестве сильнейшей формы гипноза именно их природное очарование, харизма.

Хороший гипнотизер как никто другой должен быть честным, усердным и целеустремленным. Если вы принадлежите к тем – увы! – немногим людям, которые обладают этими качествами, остается лишь изучить и запомнить некоторые методики, техники и приемы гипноза. Затем, многократно повторяя упражнения, продолжайте учиться, тренируясь снова и снова. Когда же вы, приложив достаточно усилий, наберетесь нужного опыта, сможете назвать себя настоящим гипнотизером.

Осваивать техники и методики введения в гипноз будет легче, если для начала попытаться понять, что это за состояние, похожее на сон, в котором сознание человека становится пассивным.

Кстати, защитить себя от опасности быть вовлеченным в очень интересную, увлекательную, правда, порой опасную игру под названием гипноз довольно просто. Против любого вида гипноза и порчи надежной защитой станет… ваша улыбка! Именно улыбка является тем естественным механизмом профанации, отражением здорового скептицизма, который позволит вам отразить чужую вибрацию, не принять ее как свою. Поверьте, любой гипнотизер, испробовав все существующие способы убеждения, но встретив в вашем лице недоверчивого скептика, измучившись вконец, потеряет к вам интерес и, совершенно обессиленный и опустошенный, будет вынужден стыдливо ретироваться.

Законы гипноза

Эмиль Кюи, фармацевт и целитель, живший во Франции в первой половине XX века, был известен как мастер самовнушения. Он прославился высказыванием: «День за днем всеми способами я становлюсь все лучше и лучше во всех отношениях».

Кюи сформулировал три самых важных закона гипноза.

Закон сосредоточенного внимания: идея или образ склонны исполниться или осуществиться в реальности, когда мы сосредоточиваем на них внимание. Острое чувство голода после просмотра рекламы закусок или сексуальное возбуждение после созерцания эротической сцены в кино – всего лишь два примера действия этого закона.

Закон обратного эффекта: чем сильнее и напряженнее вы стараетесь чего-то достичь, тем труднее это становится. Например, чем более сосредоточенные усилия делает курильщик, пытаясь бросить курить, тем сильнее становится его желание выкурить сигарету. Любая битва между силой воли и воображением будет выиграна вторым. Постарайтесь не думать о розовом слоне! Однако когда сила воли и воображение объединяют усилия, результат будет гораздо лучше, чем просто сумма двух слагаемых, – это будет результат умножения, возрастающий в геометрической прогрессии.

Закон доминантного эффекта: когда внушение сопровождается сильными эмоциями, сила внушения возрастает. Тогда любое предыдущее внушение замещается комбинацией «внушение – эмоция». Допустим, у вас есть любимый ресторан, где вы наслаждаетесь роскошным ужином каждую пятницу. Удовольствие и наслаждение от вкусных блюд, так же как и приятная атмосфера ресторана, становятся доминантным внушением. Но, предположим, вечером в пятницу новая группа завсегдатаев начинает регулярно посещать тот же ресторан. При этом вы им совсем не понравились и они начинают насмехаться над вашими манерами и внешним видом. Тогда страх и беспокойство заменят предыдущий набор ваших чувств и, скорее всего, приведут к тому, что вы откажетесь от своей привычки.

Мифы о гипнозе и гипнотерапии

Люди часто боятся, что под гипнозом могут потерять контроль, стать управляемыми, но гипнотическое состояние не имеет ничего общего с этим. Многие предположения о гипнозе основаны на сценических номерах, однако стоит принять во внимание, что зачастую эстрадные гипнотизеры используют и показывают на экране своих помощников, заранее выбранных людей. В результате сценические номера порождают мифы о гипнозе, которые мешают людям реально оценивать эффективность и пользу гипнотерапии.

Другой миф о гипнозе – то, что люди теряют сознание и ничего не помнят. Большинство людей помнит все, что происходит с ними в состоянии гипноза. Это так, потому что большая часть того, чего мы хотим достигнуть в гипнозе, может быть сделана в неглубоком трансе, когда люди помнят все. В гипнозе пациент не находится под контролем гипнотерапевта. Гипнотерапевт просто служит помощником.

Вот основные мифы о гипнозе и гипнотерапии.

Миф № 1: У гипнотерапевтов есть особая сила. Фридрих Антон Месмер полагал, что он и другие управляли силой, с помощью которой вводили людей в трансовое состояние. Однако в начале XIX века стало очевидно, что источником этой силы является сам человек. Гипнотерапевт использует различные методы, чтобы вызывать особые трансовые состояния, но создает гипнотическое состояние сам гипнотизируемый человек. Благодаря многочисленным исследованиям было установлено, что возможность погружения и глубина трансовых состояний не зависит от гипнотерпевта. Вот почему легко обучаться гипнозу и гипнотерапии. Конечно, какие-то гипнотерапевты лучше используют профессиональные методы, чтобы помочь людям достигнуть гипнотического состояния, так же как некоторые люди являются лучшими поварами или продавцами.

Миф № 2: Гипнотерапевт управляет человеком, который загипнотизирован. Идея гипнотерапевта, «управляющего» загипнотизированным человеком, создается для хорошей рекламы шоу отдельных гипнотизеров или голливудских фильмов. Неэтичный гипнотерапевт мог бы обмануть кого-то в выполнении того, чего он не понимал (что могло быть не соответствующим его убеждениям или против их), так же как это может сделать любой человек, абсолютно не знакомый с гипнозом. Но ясно представленная и понятая инструкция любого подобного задания приведет к одному из двух результатов: загипнотизированный человек станет очень внимательным или просто проигнорирует задание.

Миф № 3: Гипноз является странным и необычным состоянием. Фактически, нет ничего необычного в гипнозе и мы входим в подобные состояния каждый день, мы просто не понимаем или не используем их. Смотря телевизор, мечтая о чем-либо, передвигаясь в автомобиле, поезде и даже в метро, вы находитесь в состоянии между сном и бодрствованием (и не в активном, и не в спящем состоянии) – в состоянии, подобном гипнозу. Некоторые люди думают, что они не были загипнотизированы, если не чувствовали ничего нового, чего они не испытывали прежде. Но это не обязательно так…

Миф № 4: Я ничего не буду помнить впоследствии. Большинство людей помнят то, что произошло, в то время как они были загипнотизированы. Некоторые действительно забывают, но даже в таких случаях память может быть восстановлена позже и они вспомнят все, что происходило с ними и вокруг них. Память просто находится в бессознательном загипнотизированного человека. Тем не менее опыт обычно состоит в том, что вы помните все, что происходило с вами и вокруг вас.

Миф № 5: Гипноз может дать мне сверхспособности. Это не миф в полном смысле этого слова. Одной из целей гипноза является возможность сделать вещи, которые вы иначе были бы не в состоянии сделать. Хотя в каждом случае это вещи, которые вы могли бы сделать и в обычном состоянии, правда, не так эффективно или легко. Поскольку гипноз активизирует внимание тех частей вашего мозга, которые обычно используются мало, неэффективно либо не используются совсем, может быть привлечено более пристальное внимание к какой-либо одной вещи, и это может быть очень похоже на сверхспособности. Эти самые сверхспособности и могут быть квалифицированы вами как непознаваемое чувствами восприятие, но по сути являются обычным сенсорным восприятием, работающим при высоких уровнях концентрации внимания.

Миф № 6: Гипноз – это нечто темное, любой религиозный человек должен избегать его. Это утверждение-заблуждение обычно объясняется двумя причинами: во-первых, гипнотерапевт получает контроль над человеком, обладающим свободной волей, данной ему Богом, и, во-вторых, использование особой силы, тайных или оккультных знаний.

Как уже говорилось, нет никаких доказательств, что гипнотическое состояние не является естественным. Это врожденная способность любого человека, которая не предусматривает использования никаких таинственных знаний или тайных сил. И при этом такое состояние не подавляет свободную волю человека и не помещает гипнотизируемого под чей-либо контроль. Церковь не видит проблемы в использовании гипнотического состояния, если при этом не нарушаются этические нормы. Такова, например, официальная позиция Римской католической церкви с 1847 года.

Есть еще и такой аргумент: трансы используют шаманы и другие народные целители – таким образом, использование транса относится к языческим ритуалам. Но принимая во внимание тот факт, что различные известные лечебные методы и религиозные направления также задействуют трансовые состояния (и вызывают их совершенно так же), этот аргумент можно использовать против любой формы исцеления или, фактически, человеческого поведения вообще. Гипнотерапия является естественной техникой без религиозного содержания.

Миф № 7: Нет никаких доказательств, что гипноз (гипнотерапия) работает или является терапевтическим методом. Некоторые скептики относят гипноз к альтернативным методам лечения абсолютно бездоказательно. В исследованиях, когда сканировался головной мозг, было доказано, что вследствие гипнотерапии происходит улучшение мозговой активности.

Миф № 8: Я могу остаться в гипнотическом состоянии. Вы не сможете оставаться в нем дольше, чем во сне или в состоянии бодрствования. Это естественное состояние, которое сменяется другими через некоторое время. По практическим причинам большинство гипнотерапевтов заканчивают трансы своих клиентов, но если бы трансы не прекращались, человек естественно возвратился бы к полной активности или заснул.

Миф№ 9: Многие люди не могут быть загипнотизированы. Фактически, так как гипноз является естественным состоянием и врожденной человеческой способностью, любой, кто может понять простые инструкции и сконцентрироваться, может быть загипнотизирован при условии, что он доверяет гипнотерапевту и гипнотерапевт использует подходящую технику. Факт, на котором основывается данный миф, – то, что не все гипнотерапевты могут загипнотизировать, а некоторых людей можно загипнотизировать с большей вероятностью, чем других. Кроме того, как упомянуто выше, гипнабельность является неотъемлемой чертой человека – некоторые люди чрезвычайно гипнабельны и могут лучше использовать трансовое состояние, чем другие. Но это может быть важно в лабораторных исследованиях, а не в терапии, поскольку по большей части терапевтическое использование гипноза не зависит от глубины гипнотического транса. Исключением является контроль над болью, который требует более глубокого транса для достижения результатов. Это во многом объясняет, почему анестезиологи, которые работают с любым пациентом, используют химические средства в хирургии: не каждый может ввести человека в гипнотическое состояние.

Миф № 10: Людей со слабой волей легче загипнотизировать. Этот миф, возможно, возник в дни авторитарного, или директивного, гипноза, при котором работают главным образом путем произнесения четких команд. Многие люди не получали ожидаемых результатов при современном недирективном, или эриксоновском, гипнозе, когда сила вашего желания не имеет никакого отношения к тому, как легко и эффективно вы можете быть загипнотизированы. Таким образом, если вы умны, обладаете образным мышлением и хорошо концентрируетесь, можете легче погружаться в гипнотическое состояние. Быть непредубежденным к гипнозу и гипнотерапии не то же самое, что обладать слабой волей.

Миф № 11: Гипноз вызывается гипнотизером. Профессиональные гипнотизеры часто вспоминают поговорку «Любой гипноз есть самогипноз». Все дело в том, что гипнотизирует себя сам пациент. Если с гипнотизером что-то случится, то любой человек сможет выйти из транса. В состоянии гипноза никто не застрянет. И, кстати говоря, гипнотизируемый не впадает в зависимость от гипнотерапевта.

Миф № 12: С помощью гипноза можно заставить делать людей то, чего они не хотят. Данный миф чрезвычайно распространен. Это полуправда. К примеру, заставить человека выполнять не свойственные ему действия можно, но только до определенной границы. К примеру, можно заставить человека есть луковицу, внушив ему, что это яблоко – причем не только ум, но и организм будет принимать луковицу как яблоко. Интересно, что даже глаза загипнотизированного человека не будут слезиться, если он будет есть лук.

Однако заставить человека выйти из окна на 56-м этаже, внушив ему, что это дверь, не получится. Точно так же не получится заставить человека убить кого бы то ни было в состоянии гипноза (если это, разумеется, противоречит моральным убеждениям этого человека). Если загипнотизировать убийцу, то, скорее всего, для него не составит проблемы убить любого, на кого укажет гипнотизер. Как видим, в этом мифе есть определенная доля правды.

Миф № 13: Гипноз – это сон. На самом деле это не сон, просто довольно сложно другими словами описать состояние загипнотизированного человека. Есть еще одно слово, которое хорошо подходит к термину «гипноз», – это транс. Примером транса может служить явление, при котором водители, утомляясь, могут отключаться от окружающего, оставаясь активными касательно всего, что связано с вождением машины.

Миф № 14: Гипноз относится к терапевтическим методам. Гипноз может использоваться только в качестве вспомогательного средства, он не может быть основным методом лечения. Обычно в отношении гипнотизера применяют термин «гипнотерапевт». Гипноз должны практиковать только профессионалы.

Миф № 15: С помощью гипноза гипнотизер может заставить гипнотизируемого вспомнить все, что происходило в прошлом. Это особо вредный миф, который появился относительно недавно. Все дело в том, что в состоянии гипноза человек может фантазировать, считая все увиденное правдой. Кроме того, под гипнозом человек может говорить то, что, по его мнению, хочет услышать гипнотизер.

Миф № 16: Гипноз опасен, это изобретение дьявола. Некоторые верующие считают, что гипноз – это так называемое изобретение дьявола. Абсолютно все можно использовать как во благо, так и во вред. Все зависит от человека, который проводит сеанс, от его профессионализма и порядочности. Многие врачи используют гипноз, и нельзя сказать, что все они в сговоре с дьяволом. Кроме того, гипноз – это полезное и естественное состояние.

Далее...

Обновлено (27.11.2016 02:44)

 

Найти на сайте